Автомобиль

Нет ничего более прекрасного на свете… Лучше всего – лучше алкоголя, лучше секса, лучше любви, лучше полета в высоту… Потому что сладко щемит сердце, вжимает в кресло. Музыка считает фонари на обочине МКАДа. Это слово бьет – четко, резко. Рождает ряд агрессивных звуковых ассоциаций. Я могу отдать за это все. Та самая страсть, которая поглощает полностью. Разрушает? Не знаю. Вполне возможно. Но тот, кто хоть раз испытал этот экстаз и не побледнел, тот обязательно вернется, подчинив остальные чувства одному желанию. На автостраду. Все так просто. Ты просто знаешь – жить без этого уже не получится. Это и есть точка, в которой сходится весь мир. Для тебя.

Я это знаю. Мне плевать – пусть называют сумасшедшей, беспринципной. Мне не жаль ничего. Меня ничего не может сломать, но за это я могу унижаться и терпеть. Смешно или страшно – любить железо больше, чем людей?.. Когда я касаюсь ладонью стального холода капота автомобиля, я чувствую ток, колющий кончики пальцев.

Самая изысканная эстетика: тонкие белые пальцы на жестком металле. Тоже считаете безумием – садиться в кресло, как будто скользнуть в объятия любимого человека? Ощущать всем телом легкую дрожь просыпающегося мотора? И сжимая руль, предвкушать, как вы сольетесь в единое существо, забыв о том, что 180 в час на московской дороге – это каждый раз игра со смертью. Эротика на лезвии близкой катастрофы.

Здравствуй. Я очень скучала. Я ушла от них, потому что мне интересно с тобой. Ты всегда меня ждешь там, где мы расстались. Здравствуй – как в первый раз, когда, увидев тебя, я сразу поняла – любят не за. И не вопреки. Поняла, почему этого не было раньше – просто не было тебя. Настоящее чувство не спутаешь и не обманешься. Я не предала тебя ни разу. Да, я бывала увлечена другими, не скрою. Но любовь – одна. Ты. Остальное — там, на периферии мишени. Ты – центр моей Вселенной. Мне никто больше не нужен. Ты это знаешь и поэтому простил. Лишь тебе с полной отдачей я говорила эти слова. Для тебя мои деньги, мое время, мои эмоции. Ты отвечаешь тем же. Я не хочу такой гармонии ни с кем больше.

Я заложник дороги. Летящий в лицо асфальт, огненная оранжевая стена фонарей, неон реклам, габариты других, чужих. СВОБОДА. Мы можем положить под колеса весь мир. Долой музыку! На загородной трассе ночью надо слушать самую пьянящую мелодию – шорох шин. В нем мне слышатся слова: шоссе, автострада, взлет, автобан, скорость, адреналин… Знаю, что для кого-то они ничего не значат, а у меня загораются глаза.

Никому нельзя навязать свою страсть. Я в принципе вполне законопослушный человек, порой до морализаторства. Но в этом вопросе мне сносит башню. Обаяние лихого образа жизни застит лобовое стекло. Я иногда слышу полные злости, срывающиеся на крик возмущения вслед безумно, со шлифами рванувшему с места автомобилю. Разговоры в кругу водителей про таких вот «дураков на дороге». Им это неинтересно. Их раздражает. И я чувствую кожей эту ненависть, когда тяжелая машина на МКАДе самоубийственно лавирует в потоке, обгоняя рубеж в 150 км/ч. И понимаю, рассудком понимаю, что так мчаться эгоистически, аморально, не говоря уже о риске для самого себя и любимого автомобиля. А стучащая в висках кровь заставляет выкручивать руль, автомобиль послушно делает разворот на 360 градусов, затем еще… Черные жженые следы шин составляют почти идеальных пропорций круг на парковке. Это экстаз.

А завтра я услышу очередную историю, поведанную невольным голосом, «про этих идиотов-лихачей». И мне захочется сказать: а Вы поверните ключ зажигания, и пусть Вам ответят хотя бы 300 «лошадей». Тогда придет понимание. Впрочем, не факт. Это как покер. Настоящий азарт настолько концентрирует весь мозг на одном только желании сесть за зеленое сукно, что можно продать душу, лишь бы еще раз ощутить этот трепет. А есть и те, кто абсолютно равнодушен к картам. Просто понимают – не мое.

Так к чему?.. Человека с общей историей болезни узнать в потоке легко: по его резким, но четким и уверенным играм в шашки на трассе в шесть рядов в одну сторону, по спокойному силуэту автомобиля на светофоре, в котором почему-то все равно чувствуется напряженность натянутой тетивы… Я никогда не ошибаюсь. Я просто вижу, кто хочет посоревноваться со мной на перекрестке. И мы уходим в точку, не думая о последствиях. Мчимся, чтобы больше не пересечься никогда. Ведь страсть, объединяющая нас в эти секунды, необходимые для разгона до сотни, прописанные в техпаспорте, также разводит нас в стороны. Ею нельзя поделиться, слишком она всепоглощающа.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть